Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации. Объективная сторона нарушения пдд


Нарушение правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств как уголовное преступление » Буквы.Ру Научно-популярный портал

причинной связи между деянием и наступившими вредными последствиями.

Диспозиция ст. 264 УК является бланкетной и отсылает прежде всего к Правилам дорожного движения Российской Федерации, утвержденным постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090 с последующими изменениями и дополнениями*(763). Вместе с тем правила эксплуатации транспорта, отдельные особенности перевозок грузов могут регулироваться и другими нормативными актами. К ним относятся, например, Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденные постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 23 октября 1993 г1; Положение об обеспечении безопасности дорожного движения в предприятиях, учреждениях, организациях, осуществляющих перевозки пассажиров и грузов, утвержденное приказом Министерства транспорта РФ от 9 марта 1995 г. №272.

Нарушение правил, обеспечивающих безопасное функционирование транспорта, выражается в нарушении правил безопасности движения и правил, обеспечивающих безопасность эксплуатации транспортных средств.

Дорожное движение — совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог. Оно регламентировано специальным нормативным актом — Правилами дорожного движения Российской Федерации, введенными в действие 1 июля 1994 г.3, а эксплуатация транспортных средств — Основными Положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. № 1090. Кроме того, существуют правила (инструкции, наставления, указания) технической эксплуатации для отдельных видов транспортных средств, учитывающие их специфику, правила перевозки пассажиров и грузов на которых видах и типах транспортных средств, и т.д.

Под дорожным движением понимается сложная социально-техническая система, включающая пешеходов, водителей, пассажиров и различные транспортные средства, движение которых подчиняется определенным правилам.

Уголовная ответственность по данной статье наступает независимо от места, где было допущено нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств.

Нарушение правил дорожного движения может выражаться в превышении скорости, неправильном обгоне, несоблюдении правил проезда железнодорожных переездов, перекрестков, управлении транспортным средством в нетрезвом виде и т.п.

Эксплуатация транспортных средств запрещается, если: не соблюдаются нормы эффективности торможения рабочей тормозной системы; нарушена герметичность гидравлического тормозного привода; суммарный люфт в рулевом управлении превышает установленные значения; неисправны тягово-сцепное и опорно-сцепное устройства тягача прицепного звена и т.д. Игнорирование указанных запретов образует нарушение правил эксплуатации транспортного средства. Последнее может проявляться и в несоблюдении правил перевозки пассажиров или перевозки груза, правил технической эксплуатации и содержания подвижного состава автомобильного транспорта и др. 1

Признавая лицо виновным в нарушении правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства, суды обязаны указывать в приговорах, какие именно правила им нарушены и в чем конкретно выразилось это нарушение.

К последствиям преступления согласно закону относится причинение тяжкого вреда здоровью человека; его содержание раскрывается в статье 111 УК РФ.

Между нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства и наступившими последствиями должна существовать причинная связь.

Правила безопасности движения установлены в целях обеспечения безопасности управления транспортным средством в процессе его движения, т.е. с момента трогания с места и до полной остановки. Так, нарушением правил безопасности движения являются, например, выезд на встречную полосу движения, несоблюдение требуемого скоростного режима на определенных участках дороги, нарушения правил обгона и пр.

Правила безопасности эксплуатации транспортных средств — это совокупность мер, обеспечивающих надлежащее техническое состояние транспорта и соблюдение установленных правил его эксплуатации. Их нарушение может, например, выразиться в поездке на технически неисправной автомашине, в перевозке людей на транспорте, для этого не предназначенном.

В литературе поднимался вопрос о том, в чем заключается рассматриваемое преступление: в одновременном нарушении правил безопасности и движения, и эксплуатации или для привлечения к ответственности достаточно нарушения только правил безопасности эксплуатации. Этот вопрос возник в связи с тем, что по делу О. прокурор внес протест о переквалификации деяния по статьям о преступлениях против личности на том основании, что О. нарушил только правила эксплуатации транспортного средства, не нарушив при этом правил движения. Верховный Суд РФ протест отклонил, указав, что ответственность за автотранспортное преступление наступает за нарушение как правил эксплуатации, так и правил движения.

В доктрине уголовного права предлагалось исключить из диспозиции рассматриваемой нормы указание на нарушение правил эксплуатации транспортных средств и квалифицировать причинение вреда личности при их нарушении по статьям о преступлениях против личности. Однако это мнение не нашло поддержки. Следует заметить, что правила эксплуатации установлены не только в Правилах дорожного движения, но и в некоторых других документах, учитывающих специфику транспортных средств и характер их работы. В тех случаях, когда нарушение этих правил ставит под угрозу безопасность движения, в результате чего наступают указанные в законе последствия, объектом, в первую очередь, является безопасность движения, а не личность. Нарушение же правил технической эксплуатации и иных правил предосторожности, например, при ремонте, заправке горючим, производстве погрузочно-разгрузочных и других работ, посягает на жизнь и здоровье личности, на безопасные условия труда, а не на безопасное функционирование транспорта.

Так, П. находился на закрепленной за ним машине на территории базы передвижной механизированной колонны. Заведующая складом попросила его с помощью автомашины подтолкнуть ближе к складу стоявший на путях железнодорожный вагон. П. подъехал к вагону и с помощью бревна длиной 2 м 40 см, которое держали грузчики В. и Ф., подавая назад машину, попытался сдвинуть вагон. В этот момент бревно упало на землю, и кузовом автомашины, которая продолжала движение, грузчик В. был прижат к вагону и скончался на месте. Действия П. были квалифицированы по ч. 1 ст. 264 УК 1996 г. Однако машина в данном случае использовалась не как транспортное средство, и П. допустил нарушение правил при выполнении разгрузочных работ. Если бы П. был должностным лицом, его могли бы привлечь к ответственности по ст. 143 УК 1996 г. за нарушение правил охраны труда. При данных обстоятельствах действия П. были переквалифицированы на статью, предусматривающую ответственность за неосторожное лишение жизни.

Для привлечения виновного к ответственности по ст. 264 УК следует установить факт нарушения правил, непосредственно связанных с обеспечением безопасности движения или эксплуатации. Ответственность возможна, если указанные в законе последствия наступили в результате нарушения конкретного пункта Правил дорожного движения или иного нормативного акта. Отсутствие указания на конкретный пункт нарушенных правил, так же как и ссылка на общие правила предосторожности, влечет прекращение дела по ст. 264 УК. Так, было прекращено дело М. (сбил пешехода) вследствие того, что в обвинительном заключении и приговоре отмечалось такое нарушение Правил дорожного движения, как вовремя не остановился и не предотвратил столкновения, без указания конкретного их пункта.

Нарушение правил безопасности функционирования транспортных средств, перечисленных в ст. 264 УК, может совершаться путем как действия, так и бездействия. В доктрине уголовного права отмечалось, что чаще всего эти преступления совершаются путем бездействия, когда лицо, управляющее транспортным средством, не выполняет определенные правила, которые вменяются ему в обязанность соответствующими актами. Однако выделить в чистом виде бездействие при управлении транспортным средством крайне трудно, так как зачастую имеет место смешанное бездействие. Например, лицо, управляя неисправным транспортным средством, знало о его неисправности.

Вторым обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 264 УК, являются указанные в законе последствия: это причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ч. 1), смерть человека (ч. 2) и смерть двух или более лиц (ч. 3). В момент принятия и вступления в силу Кодекса в ч. 1 ст. 264 предусматривалось и такое последствие, как причинение крупного ущерба. Однако Федеральным законом от 25 июня 1998 г. крупный ущерб был исключен из числа последствий, предусмотренных ч. 1 этой статьи. Понятия тяжкого и средней тяжести вреда здоровью даны в ст. 111 и 112 УК.

В тех случаях, когда в результате нарушения лицом, управляющим транспортным средством, правил безопасности движения и эксплуатации транспорта наступили последствия, предусмотренные разными частями ст. 264 УК, действия должны квалифицироваться только по той части, которая предусматривает ответственность за наиболее тяжкие последствия.

По совокупности преступлений деяния с различными последствиями могут квалифицироваться, если они совершены в разное время и наступившие последствия являлись результатом нескольких взаимно не связанных нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средст1.

Третьим обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 264 УК, является причинная связь между нарушением правил, обеспечивающих безопасное функционирование транспорта, и наступлением указанных в законе последствий. Установление причинной связи при совершении транспортных преступлений представляет значительную сложность. Наибольшее количество ошибок при квалификации транспортных преступлений — это ошибки в причинной связи (приблизительно каждое третье дело среди отмененных приговоров).2

Так, О. осужден за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее смерть человека. Следуя по улице пос. Малаховка во время движения задним ходом с одной улицы на другую в нарушение запрещающего это делать пункта Правил дорожного движения, О. не принял всех мер предосторожности и совершил наезд на пересекавшую дорогу М., причинив ее здоровью легкий вред. Однако в результате этого повреждения у М. возникли воспаление, некроз ткани правого бедра и сепсис, от которого она умерла в больнице. По заключению экспертизы причинная связь между причиненным О. повреждением и возникшим впоследствии воспалением налицо, но она не прямая, так как основное значение для неблагоприятного исхода имело предшествующее травме состояние травмированной конечности вследствие гипертонической болезни. Отсутствие прямой причинной связи должно влечь за собой прекращение дела. Ответственность по ст. 264 УК возможна лишь в случае, когда допущенное нарушение Правил дорожного движения или эксплуатации транспорта причинно связано с наступлением последствий, предусмотренных этой статьей.

Установление прямой причинной связи по делам о транспортных преступлениях представляет зачастую особую сложность, поскольку последствия таких преступлений подчас являются результатом взаимодействия нескольких участников дорожного движения, нарушения частично обусловлены состоянием дороги или средств, обеспечивающих безопасность движения, особенностями погоды и пр. Часто сопричинителем последствий транспортных происшествий выступает сам потерпевший. Вина пешехода не исключает ответственности лица, управляющего транспортным средством, если им были нарушены Правила дорожного движения, что повлекло в совокупности с поведением потерпевшего причинение указанных в ст. 264 УК последствий. При отсутствии нарушений Правил дорожного движения ответственность водителя должна быть исключена.

Так, М. был осужден к пяти годам лишения свободы за нарушения Правил дорожного движения. Его признали виновным в том, что он ехал через перекресток с повышенной скоростью и сбил перебегавшего улицу несовершеннолетнего Б., который от полученного ранения скончался.

Приговор был отменен по протесту прокурора, и при следующем рассмотрении дела было установлено следующее. М. проезжал через перекресток с дозволенной на этом участке дороги скоростью. Навстречу ему двигалась грузовая машина. Неожиданно сзади встречной машины на расстоянии 1,4 м выбежал подросток Б. М. резко затормозил машину и повернул ее вправо, однако предотвратить наезд не смог, и Б. ударился о левую переднюю часть автомашины. Согласно заключению дорожно-транспортной экспертизы, в сложившихся дорожных условиях у М. не было технической возможности предотвратить наезд, и дело было прекращено.

Нарушение Правил дорожного движения одним из водителей не освобождает других водителей от обязанности принять зависящие от них меры для предотвращения аварии1. Однако водитель не может нести ответственность за аварию, вызванную неправильными действиями другого водителя или аварийным состоянием дороги при отсутствии нарушения им Правил дорожного движения.

При характеристике объективной стороны преступления определенное значение имеет такой ее факультативный признак, как место его совершения. Законодатель не включил его в число обязательных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК. Однако в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. говорится, что ответственность за рассматриваемое преступление «наступает независимо от места, где было допущено нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, например, на шоссе, улице, железнодорожном переезде, во дворе, на полевых работах, при движении на территории предприятия» (п. 6)1.

В доктрине уголовного права это разъяснение вызвало возражения. Отмечалось, что на территории предприятия Правила дорожного движения могут не действовать. Это касается, например, внутрицехового транспорта (автокранов, автокаров), безопасность работы которого регламентируется отраслевыми правилами техники безопасности. Однако представляется, что даже при таких обстоятельствах определяющим квалификацию должен служить характер работы. Так, перемещение внутри предприятия самоходного автокрана к месту его работы с нарушением правил безопасности движения может влечь за собой квалификацию по ст. 264 УК в случае причинения указанных в законе последствий. Причинение того же вреда в процессе осуществления этим краном производственного процесса является нарушением правил по технике безопасности или преступлением против личности.

Наиболее распространенным нарушением Правил дорожного движения являются наезды на пешеходов и велосипедистов. Так, в 2007 г. они составили в Москве более 61% от общего числа дорожных происшествий. Время совершения дорожно-транспортного происшествия также относится к числу факультативных признаков объективной стороны. Однако его установление важно для разработки профилактических мероприятий. Самый высокий уровень аварийности из года в год отмечается в июне-октябре с максимумом в августе. Наибольшее количество ДТП приходится на период от 11 до 18 часов (37,6%) и с 18 до 22 часов (26,3%).1

 

1.2 Субъект и субъективная сторона преступления

 

Субъективная сторона транспортных преступлений характеризуется неосторожной виной, которая может быть в виде как легкомыслия, так и небрежности. При легкомыслии виновный предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение. При небрежности лицо не предвидит наступление общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть. При легкомыслии виновный может надеяться на свой опыт, стаж работы, надежность техники и другие объективно существующие обстоятельства, хотя обязанность предвидеть последствия и не допустить их возложена на него правилами безопасности движения. При небрежности он не сознает возможности аварии. При этом как при легкомыслии, так и при небрежности нарушение правил, обеспечивающих безопасность движения, может быть осознанным и неосознанным. Теоретически неоправданно устанавливать различные формы вины в отношении деяния и его последствий. Закон не требует при совершении неосторожных преступлений установления формы вины в отношении деяния в материальных составах преступления. В нем говорится об осознанности опасности своего поведения лишь при умышленных преступлениях. В неосторожных же преступлениях, согласно закону, учитывается лишь возможность осознания наступления общественно опасных последствий.

Умышленное нарушение правил безопасности функционирования транспорта, повлекшее указанные в ст. 264 УК последствия, к числу транспортных преступлений не относится. Это преступление против личности, собственности и пр. в зависимости от направленности умысла и наступивших последствий.

Не является преступлением такое нарушение правил безопасности функционирования транспорта, при котором лицо, управляющее транспортным средством, не должно и не могло предвидеть наступление указанных в ст. 264 УК последствий. Здесь имеет место невиновное причинение вреда (казус).

Мотив нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта на квалификацию не влияет. Им чаще всего бывает стремление проявить удаль, лихачество, пренебрежительное отношение к таким правилам. Иногда мотивом является производственная необходимость, как ее понимает виновный. Учет характера побуждений лица, толкнувших его на нарушение правил, имеет большое значение при индивидуализации наказания.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть вменяемое, достигшее 16 лет лицо, управляющее одним из видов транспортных средств, перечисленных в ст. 264 УК. В некоторых случаях фактический возраст бывает выше, так как к управлению отдельными видами транспорта допускаются только лица более старшего возраста (например, трамваем).

При квалификации содеянного по ст. 264 УК не имеет значения, были ли у гражданина водительские права или нет, закреплено ли за ним транспортное средство по работе или является частной собственностью (в том числе и его), допустил ли он нарушение во время исполнения служебных обязанностей либо во внерабочее время.

Существенным признаком субъекта преступления, предусмотренного ст. 264 УК, является то, что во время совершения такового он управлял транспортным средством. Так, Верховный Суд РФ отменил приговор по делу Б., указав, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК, может быть только лицо, управляющее транспортным средством. Обстоятельства этого дела таковы: Б-ин подъехал на автомашине к зданию и вышел из машины. Затем он крикнул Б., находившемуся в машине на месте рядом с водительским, чтобы тот повернул ключ зажигания и прогрел машину. Б., не проверив, находится ли рычаг переключения скоростей в нейтральном положении или автомобиль стоит на ручном тормозе, повернул ключ зажигания, в результате чего машина резко дернулась и поехала назад, придавив Б-на, который скончался. Б. был осужден по ч. 2 ст. 264 УК. Ошибка суда вызвана неправильным определением признаков субъекта, которым может быть только лицо, управляющее транспортным средством и допустившее нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспорта в процессе движения.

Таким образом, субъект рассматриваемого преступления – специальный.

В практике имели место случаи неправильной квалификации действий лиц, управляющих учебной машиной с двойным управлением. Так, курсант С. выехал с инструктором Г. для практической езды на учебной автомашине ГАЗ-51. В процессе поездки в кузов необорудованной машины с разрешения Г. сели трое граждан. Следуя со скоростью 67,5 км/ч, С. на крутом спуске не справился с управлением, растерялся, а Г. не принял своевременных мер к предотвращению аварии, в результате чего автомашина перевернулась. Один из пассажиров скончался, а двум другим были причинены телесные повреждения. С. и Г. были осуждены по ч. 2 ст. 264 УК 1996 г.).

Позднее дело С. прекратили по следующим основаниям: хотя С. находился за рулем (до этого с ним было проведено всего два занятия), однако учебной машиной, оборудованной двойным управлением, фактически управлял инструктор Г., который был обязан своевременно выключить сцепление и затормозить машину. Однако Г. в нарушение Правил дорожного движения посадил в кузов не оборудованной для перевозки людей машины трех пассажиров, производил учебную езду на дороге со сложными условиями движения и не выполнил требования Правил о внимательном наблюдении за дорожной обстановкой и своевременном принятии мер к снижению скорости и остановке транспорта1.

Ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств предусмотрена законодательством большинства зарубежных стран.

В уголовных кодексах Узбекистана (ст. 266), Кыргызстана (ст. 281), Таджикистана (ст. 212), Казахстана (ст. 296) рассматриваемый состав преступления сконструирован так же, как в Кодексе РФ, за исключением некоторых квалифицирующих это деяние признаков. Например, в ч. 3 ст. 266 УК Узбекистана в качестве особо квалифицирующих признаков предусмотрены: а) человеческие жертвы; б) катастрофы; в) иные тяжкие последствия.

Уголовный кодекс Литвы отягчающим обстоятельством нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта признает совершение его в состоянии опьянения (ст. 246). Кроме того, в Кодексе имеется самостоятельная статья об ответственности водителя трактора или другой самоходной машины за нарушение правил безопасности производства работ, повлекшее причинение определенного вреда личности или собственности (ст. 247). Наличие такой статьи позволяет четко разграничить нарушения соответствующих правил водителями самоходных машин при их движении и при использовании для производства специальных работ.

Уголовный кодекс ФРГ нарушением правил безопасности движения (ст. 315с) признает, во-первых, управление транспортом лицом в состоянии алкогольного опьянения или под воздействием другого одурманивающего средства, а также лицом, имеющим психический или физический недостаток, лишающий его возможности безопасно вести транспортное средство; во-вторых, непредоставление права преимущественного проезда, нарушение правил обгона, неправильное движение по пешеходным дорожкам, превышение допустимой скорости движения, несоблюдение правил правостороннего движения на участках дороги с пониженной видимостью, неправильный разворот на автобанах или улицах, отсутствие обозначения стоящих или останавливающихся транспортных средств, вследствие чего они становятся плохо видимыми. Такие нарушения признаются умышленными и влекут за собой при наличии угрозы жизни или здоровью другого человека или чужой вещи, имеющей значительную стоимость, наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет или денежный штраф. Более легкое наказание предусмотрено за неосторожное поставление в опасность или неосторожное деяние. Таким образом, в перечне ст. 315с УК ФРГ нашли отражение наиболее опасные и частые нарушения правил безопасности движения.

В Уголовном кодексе Польши в гл. XXI «Преступления против безопасности движения» также предусмотрена ответственность за умышленное нарушение правил безопасности движения сухопутного транспорта, если такое нарушение угрожает жизни или здоровью многих людей либо имуществу в больших размерах (ст. 173, ч. 1). Наказание зависит от того, действовал ли виновный умышленно или неумышленно, от тяжести последствий. Наказание в соответствии со ст. 178 назначается за указанное преступление в размере до верхнего предела, установленного в санкции наказания, увеличенного наполовину.

Более строгая ответственность за управление автомобилем или мотоциклом лицом, находящимся под влиянием токсических, наркотических или психотропных веществ, а равно алкогольных напитков, предусмотрена законодательством Испании.

Детально регламентирована ответственность за транспортные преступления в Дорожном кодексе Франции.

В доктрине российского уголовного права неоднократно высказывалось пожелание предусмотреть в статье 264 УКФ об ответственности за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств такое отягчающее наказание обстоятельство, как совершение нарушения в состоянии опьянения.

Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 16 лет, управляющее транспортным средством. Отсутствие водительского удостоверения, навыков управления транспортным средством не имеет значения для решения вопроса об уголовной ответственности.

 

 

2.1 Квалифицированные виды преступления

 

В зависимости от наступивших последствий выделяются основной (ч. 1 ст. 264), квалифицированный и особо квалифицированный составы (ч. 2 и 3 ст. 264). В качестве квалифицирующего признака указано последствие в виде смерти одного человека, а особо квалифицирующего – двух или более лиц.

Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека, -наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет.

Правилами учета дорожно-транспортных происшествий, утвержденными постановлением Правительства РФ от 29. 06. 95 г. № 647, установлено, что к числу погибших относятся люди, умершие на месте дорожно-транспортного происшествия либо умершие от его последствий в течение 7 последующих суток. Это означает, что действия виновного могут быть квалифицированы как повлекшие смерть человека, если пострадавший умер в течение 7 суток с момента дорожно-транспортного происшествия.

В связи с этим заслуживает внимания позиция судебной практики по делу Б-ва. Народным судом он был осужден по ч. 2 ст. 264 УК за то, что, не имея водительского удостоверения, при управлении автомобилем допустил нарушение требований п. 8.12 Правил дорожного движения, в результате чего причинил смертельные повреждения В. и легкие телесные повреждения с расстройством здоровья А. Заместитель председателя Верховного Суда Российской Федерации в протесте поставил вопрос об изменении приговора ввиду неправильного применения уголовного закона. Президиум областного суда протест удовлетворил, указав следующее.

Как видно из показаний Б., он и А. в качестве пассажиров ехали в автомобиле, управляемом водителем В. В поселке Комсомольский тот задним ходом подъехал к дверям кафе и вместе с А. вышел из кабины для разгрузки товара, а он (Б.) остался в кабине автомобиля. Было холодно, и Б., находясь рядом с местом водителя, по просьбе В. повернул ключ зажигания с целью прогреть машину, не проверив, находится рычаг переключателя скоростей в нейтральном положении или автомобиль стоит на ручном тормозе. При повороте ключа зажигания машина резко дернулась и поехала назад, прижав задней частью к стене В. и А. За руль, как показал Б., он не садился, никакого маневра или управления автомобилем не осуществлял. Из совокупности собранных доказательств по делу следует, что Б. автомобилем не управлял.

Согласно ч. 2 ст. 264 УК РФ, уголовной ответственности подлежит лишь лицо, управляющее автомобилем и допустившее нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. Осуществляя поворот ключа в замке зажигания автомобиля, Б. не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был предвидеть эти последствия, т.е. проявил небрежность, что повлекло причинение смерти В. и легких телесных повреждений А. С учетом этого действия Б. подлежат переквалификации с ч. 2 ст. 264 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ, предусматривающей ответственность за причинение смерти по неосторожности. Дело в отношении В. прекращено в связи с его смертью.

 

2.2 Квалифицированные виды преступления

 

Согласно ч. 3 ст. 264 УК Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее РФ ее по неосторожности смерть двух или более лиц, -наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет.

 

 

bukvi.ru

Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.

www.jourclub.ru

Содержание

  1. Объективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  2. Субъективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Субъективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Чтобы правильно квалифицировать преступление и определить адекватную ответственность виновного лица за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, недостаточно установить лишь внешние обстоятельства события, выражающиеся в объективных признаках состава преступления. Необходимо также выяснить субъективные признаки преступления (состава преступления), к которым относятся субъект преступления и субъективная сторона преступления (состава преступления).

Субъектом преступления вообще в уголовном праве признается физическое вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста, совершившее общественно опасное деяние, и способное нести уголовную ответственность. Ст. 19 УК РФ указывает нам три обязательных признака, характеризующих лицо как субъекта преступления: 1) физическое свойство; 2) вменяемость и 3) достижение установленного уголовным законом возраста.

Хотя участниками дорожного движения могут быть любые лица, принимающие непосредственное участие в процессе движения в качестве водителя, пешехода, пассажира транспортного средства, из диспозиции ст. 264 УК РФ следует, что субъектом конкретно этого дорожно-транспортного преступления является лицо, управляющее транспортным средством.

Рост общего количества дорожно-транспортных преступлений с тяжкими последствиями обусловлен в последние годы в основном увеличением этих показателей по вине именно водителей транспортных средств. Исследования безопасности дорожного движения, проводившиеся в различных странах в течение последних десятилетий, показали, что в системе «дорога-водитель-автомобиль» наиболее слабым звено является именно водитель [1].

Конкретизация признаков субъекта в тексте диспозиции статьи 264 УК РФ показывает, что это лицо, управляющее автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, нарушившее правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью (гибель людей).

Лицом, управляющим одним из видов транспортных средств, перечисленных в ст. 264 УК РФ может быть вменяемое, достигшее 16-лет лицо. В некоторых случаях фактический возраст может быть выше, так как управлению отдельными видами транспорта (например, трамваем, автобусом, троллейбусом) допускаются только лица, более старшего возраста. При этом для квалификации действий виновного по ст. 264 УК РФ не имеет значения, управляло ли лицо собственным транспортным средством или принадлежащим государственной, муниципальной, общественной, иной организации, совершило аварию во время работы или в свободное от нее время, управляло транспортным средством правомерно или в результате самовольного захвата и угона, были ли у виновного в момент управления транспортным средством водительские права или он не имел, или был лишен их.

В определенных случаях лица, фактически находящиеся за рулем и управляющие автотранспортными средствами, не отвечают за нарушение правил дорожного движения. Это касается лиц, обучаемых практическому вождению. Это норма, к сожалению, прямо не закреплена в Правилах дорожного движения. В разделе 21 Правил «Учебная езда» речь идет лишь о том, что учебная езда на дорогах допускается только с обучающим и при наличии первоначальных навыков управления у обучаемого. Кроме того, согласно Правилам механическое транспортное средство, используемое для обучения вождению и принадлежащее обучающей организации (автошколе), должно быть оборудовано дополнительными устройствами управления для обучаемого (дополнительные педали привода сцепления и тормоза). Как указывается в инструкциях по вождению, инструктор во время обучения практической езде отвечает за действия подопечного (курсанта) и соблюдение им правил дорожного движения. Он же несет ответственность, если в результате несоблюдения правил безопасности движения наступили общественно опасные последствия.

Например, инструктор Ивакин во время занятия по обучению практической езде посадил своих знакомых в салон автомобиля и дал указание своему подопечному Крылову ехать за город, где находилось кафе, где все, в том числе и обучаемый вождению Крылов, употребили спиртные напитки.

На обратной дороге находившийся в состоянии опьянения Крылов не справился с управлением, автомобиль перевернулся, и двое пассажиров погибли. Районный суд признал Крылова виновным по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Однако Верховный Суд РФ, приняв во внимание, что Крылов затратил на практическое вождение лишь 10 часов, а по существующим правилам курсант во время обучения полностью подчиняется указаниям инструктора, прекратил уголовное дело в отношении Крылова, признав виновным в дорожно-транспортном преступлении по ч. 3 ст. 264 УК РФ инструктора Ивакина [2].

В данном случае, на наш взгляд, в действиях обучаемого Крылова отсутствует состав автотранспортного преступления. Однако вызывает сомнение обоснованность освобождения его от уголовной ответственности вообще. Действия Крылова подпадают под признаки преступления, предусматривающего ответственность за неосторожное причинение смерти(ст. 109 УК РФ). Им были нарушены элементарные правила предосторожности, очевидные для любого вменяемого гражданина: в нетрезвом состоянии, он сел за руль автомобиля, в салоне которого находились люди. Следовательно, Крылов мог и должен был предвидеть возможность наступления от таких его действий общественно-опасных последствий, в данном случае, тяжких.

Однако положение меняется в случаях, когда ученик сознательно пренебрегает указаниями инструктора, обучающего его управлению транспортным средством или учебной езде, если это повлекло за собой нарушение правила безопасности движения и последствия, предусмотренные ст. 264 УК РФ. Такой ученик подлежит уголовной ответственности [3]. В случаях же совершения инструктором и учеником совместных одновременных и дополняющих друг друга действий (бездействий), повлекших за собой нарушение правил безопасности движения и наступление указанных в законе последствий, они оба должны подлежать уголовной ответственности [4].

Так, по ч. 2 ст. 264 УК РФ Кунгурским городским судом Пермской области Белоусов, признан виновным в том, что 12 декабря 1996 г. в пос. Комсомольский Кунгурского района, не имея водительского удостоверения, при управлении автомобилем ГАЗ-53, допустил нарушение требований п. 8.12 Правил дорожного движения, в результате чего причинил смертельные повреждения Блохину и легкие телесные повреждения с расстройством здоровья, Ашрафзянову. Как выяснилось в процессе расследования, Белоусов и Ашрафзянов в качестве пассажиров ехали в автомобиле ГАЗ-53, управляемом водителем Блохиным. В пос. Комсомольский Блохин задним ходом подъехал к дверям кафе «Витязь» и вместе с Ашрафзяновым вышел из автомобиля для разгрузки товара, привезенного в кафе. А Белоусов продолжал сидеть в кабине автомобиля рядом с местом водителя. Было холодно, и Белоусов по просьбе Блохина повернул ключ зажигания с целью прогреть машину, не проверив, находится ли рычаг переключателя скоростей в нейтральном положении или автомобиль стоит на ручном тормозе. При повороте ключа зажигания машина резко дернулась и поехала назад, прижав задней частью к стене Блохина и Ашрафзянова.

Как показал Белоусов, за руль он не садился, никакого маневра или управления автомобилем не осуществлял. Эти показания подтверждены протоколом осмотра места происшествия, актом расследования происшествия, а также показаниями потерпевшего Ашрафзянова. Дело в отношении Блохина было прекращено в связи с его смертью. Таким образом, из совокупности собранных доказательств по делу следовало, что Белоусов автомобилем не управлял. Согласно же ч. 2 ст. 264 УК РФ уголовной ответственности подлежит лицо, управляющее автомобилем и нарушившее правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. С учетом этого действия Белоусова были переквалифицированы с ч. 2 ст. 264 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ, предусматривающей ответственность за причинение смерти по неосторожности, санкция которой является менее строгой, чем санкция ч. 2 ст. 264 УК РФ [5].

Необходимо отметить, что нахождение в автомобиле инструктора-водителя (обучающего), занявшего место рядом с учеником (обучаемым), не освобождает последнего от ответственности за обеспечение безопасности движения. «По общему правилу за аварии, допущенные учеником во время практической езды на автомобиле с двойным управлением, ответственность несет инструктор, а не ученик» [6]. Речь идет, видимо о случаях, когда инструктор не принял своевременных мер по предотвращению дорожно-транспортного происшествия, если судить по судебной практике [7].

Обучаемый может быть освобожден от ответственности не во всех случаях. В тех же Правилах сказано, что «учебная езда на дорогах допускается только с обучающим, и при наличии первоначальных навыков управления у обучаемого. Обучаемый обязан знать и выполнять требования Правил (п.п. 21.2 Правил). Следовательно, присутствие рядом обучающего и возложенные на него обязанности не снимают с обучаемого его обязанностей по соблюдению ПДД в ходе обучения, а в случае совершения ДТП - не освобождает его от уголовной ответственности.

Не могут освобождаться от ответственности и лица, которые при управлении транспортным средством уступили водительское место в нарушение требований Правил, запрещающих «передавать управление транспортным средством лицам, находящимся в состоянии опьянения, под воздействием лекарственных препаратов, в болезненном или утомленном состоянии, а также лицам, не имеющим при себе водительского удостоверения на право управления транспортным средством данной категории» (п. 2.7). Конечно, в данном случае лицо, допустившее нарушение правил по передаче руля управления, само непосредственно в данный момент не является «лицом, управляющим транспортным средством», как этого требует диспозиция ст. 264 УК РФ. Однако дело в том, что в рассматриваемой нами ситуации такое лицо допустило нарушение в период управления транспортным средством. И, если, его нарушение стало одной из причин ДТП, совершенного пьяным или не умелым лицом, оказавшимся за рулем, то он должен понести ответственность.

В реальной действительности нередки случаи, когда лицо, управляющее транспортным средством, оставляет его, не приняв соответствующих мер, исключающих самопроизвольное движение на уклоне. В результате, начавший самопроизвольное движение автомобиль совершает наезд на пешеходов или производит столкновение с другими транспортными средствами. Как известно, Правила (п. 12.8), запрещают водителю «покидать свое место или оставлять транспортное средство, если не приняты необходимые меры, исключающие самопроизвольное движение транспортного средства...». Это означает, что хотя в момент происшествия водителя не было за рулем и находился вне транспортного средства, допущенные им нарушения при наличии установленных законом последствий должны квалифицироваться по ст. 264 УК РФ.

Как указывается в одном из Комментариев к ст. 264 УК РФ, мотивы и характер допущенных нарушений правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств на квалификацию не влияют, но должны учитываться при назначении наказания [8].

Уголовный закон устанавливает, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественного опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Субъективная сторона преступления — это психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом в качестве преступления и наступившим последствиям. Она представляет собой обязательный элемент состава преступления и выражается в различных интеллектуальных волевых и эмоциональных моментах, в их разнообразных оттенках и сочетаниях применительно как к самому акту деяния, так и к связанным с последним обстоятельством, предшествовавшим ему, существующим одновременно с ним или относящимся к будущему времени [9].

При этом для квалификации преступления имеет значение только такое психическое отношение, которое было у виновного во время совершения преступления. Состояние психики виновного после совершения преступления не влияет на квалификацию уже им до этого содеянного, но может иметь важное значение для определения лицу конкретной меры наказания [10].

Субъективная сторона состава преступления представляет собой совокупность предусмотренных уголовным законом признаков, характеризующих психическое отношение лица к совершаемому деянию, содержащему данный состав. Она включает лишь самые общие, существенные признаки такого отношения, отраженные в уголовном законе в качестве признаков данного состава - основного, квалифицированного (то есть с отягчающими обстоятельствами) или привилегированного (то есть со смягчающими обстоятельствами).

Субъективное отношение человека к совершенному деянию может иметь самый разнообразный характер и содержать в себе различные оттенки.

Закон определяет лишь минимум требований и условий, которым должны отвечать субъективная сторона каждого преступления. За пределами этих обязательных условий остаются многие особенности психического отношения лица к совершенному преступлению. Более того, например, в случае дорожно-транспортного происшествия со смертельным исходом, когда водитель, совершивший наезд на пешехода, признается невиновным, так как правила дорожного движения нарушил сам пешеход, это вовсе не означает, что оправданный водитель не страдает от произошедшего.

При привлечении лица к уголовной ответственности необходимо установить его психическое отношение к содеянному, которое выразилось в форме умысла или неосторожности.

Проблема субъективной стороны преступления является одной из наиболее сложных в уголовном праве. Это объясняется тем, что формирование отношения к содеянному, происходит во взаимодействии лица с объективными обстоятельствами посредством их преломления, осознания и оценки и может видоизменяться, в том числе в процессе совершения преступления. Само формирование (процесс) отношения к содеянному - результат психической деятельности виновного [11].

Исходя из вышесказанного, субъективная сторона состава дорожно-транспортного преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, должна определяется по характеру психического отношения лица к нарушению им правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, к созданию, тем самым, своими действиями, аварийной обстановки и, наконец, к тем вредным последствиям, которые предусмотрены частями 1, 2 и 3 данной статьи.

Однако, диспозиция ст. 264 УК РФ говорит о нарушении лицом, управляющим автомобилем, трамваем, либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, которое повлекло по неосторожности наступление негативных последствий.

В российском уголовном законодательстве преступление подобного рода традиционно рассматриваются как совершенное по неосторожности, поскольку субъективную сторону этого деяния определяет неосторожное отношение лица к возможности наступления общественной опасных последствий при нарушении им правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств [12]. По замечанию Н.И. Пикурова, поскольку о форме вины прямо говорится в ст. 264 УК РФ, то устранены основания для бытовавших в прошлом споров о смешанной форме вины при совершении таких преступлений и возможности их совершения с косвенным умыслом [13].

Обсуждение в юридической литературе возможного привлечения виновного к ответственности за дорожно-транспортное преступление в отношении причинения тяжких последствий всегда сводилось к тому, что при наличии прямого умысла его действия должны квалифицироваться по другим статьям УК, предусматривающим, в частности, ответственность за убийство или умышленное причинение телесных повреждений. В таких ситуациях преступные действия выступают как способ достижения преступного результата, а само транспортное средство - в качестве орудия преступления, что не имеет ничего общего с дорожно-транспортными преступлениями [14]. Происшествия, «возникшие в результате умышленных действий, направленных на причинение ущерба жизни, здоровью людей или материального вреда, а также явившиеся следствием попытки пострадавшего покончить жизнь самоубийством» в качестве ДТП не учитываются [15].

При этом при анализе субъективной стороны преступления решающим является психическое отношение не к самому факту нарушения правил, а к наступившим тяжким последствиям, так как ответственность устанавливается в зависимости от последствий.

1.1 Объект и объективная сторона состава преступления - нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Похожие главы из других работ:

Виды транспортных преступлений

2.2 Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

В соответствии с ч.1 статьи 264 Уголовного кодекса РФ нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, образует преступление...

Дорожно-транспортные преступления

2.1 Основания уголовной ответственности за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Небольшое количество норм уголовного права, предусматривающих ответственность за нарушение правил дорожного движения, порождает среди владельцев автомобилей, мотоциклов, других механических транспортных средств, а также, к сожалению...

Иные преступления в сфере безопасности движения и эксплуатации транспорта

Глава 2. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

2.1 Нарушение правил безопасного движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта Основным объектом данного преступления является безопасность движения и эксплуатации железнодорожного...

Иные преступления в сфере безопасности движения и эксплуатации транспорта

2.2 Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Основной объект преступления -- безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Дополнительный объект -- здоровье и жизнь человека...

Комплексная уголовно-правовая характеристика состава преступления "Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств"

2.1 Объект и объективная сторона преступного нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Поведение участников дорожного движения регламентируется Правилами дорожного движения РФ. Указанные Правила, являются основным документом...

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

1. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

...

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Глава 1. Общая характеристика состава преступления - нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

...

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

1.2 Субъект и субъективная сторона состава преступления - нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Субъект преступления - это физическое вменяемое лицо, которое совершило общественно-опасное деяние, запрещенное уголовным законом, достигшее указанного в законе возраста и способное нести за это уголовную ответственность...

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Глава 2. Виды ответственности за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

...

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

2.1 Гражданская ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Гражданская ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств осуществляется в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Так, ст...

Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Глава 1. Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

...

Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

1.2. Основания уголовной ответственности за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Небольшое количество норм уголовного права, предусматривающих ответственность за нарушение правил дорожного движения, порождает среди владельцев автомобилей, мотоциклов, других механических транспортных средств, а также, к сожалению...

Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

- рассмотреть нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств в системе преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта;

- провести уголовно-правовой анализ объективных...

Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

1.3 Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств в системе преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, впервые выделены в российском законодательстве в самостоятельную главу в УК РФ. Данный факт обусловлен ростом количества транспортных средств...

Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

1. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

...

pravo.bobrodobro.ru

Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.

www.jourclub.ru

Содержание

  1. Объективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  2. Субъективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Объективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

В основе квалификации преступления лежит конкретный состав преступления, предусмотренный уголовным законом. Он представляет собой нормативную и законодательную основу для уголовно-правовой оценки фактически совершенного деяния. Его содержание включает в себя четыре обязательных элемента: объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону преступления. При этом конкретный состав преступления определяется уголовным законом не как нечто целое, а в виде его признаков, которые в зависимости от того, какие элементы они определяют, подразделяются на объективные и субъективные признаки состава преступления [1]. Каждый элемент в общем понятии состава преступления характеризуется обязательными и факультативными признаками.

Анализ объективных признаков состава преступления предполагает прежде всего выявление и определение объекта преступления, под которым понимаются те блага, ценности, которым причиняется или может быть причинен вред в результате преступного деяния и которые охраняются уголовным законом от этих посягательств. Объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Они перечисляются в ст. 2 УК РФ.

Основным, непосредственным объектом преступных посягательств, предусмотренных ст. 264 УК РФ, выступает безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, как часть общественной безопасности и общественного порядка. Вместе с тем возможно причинение вреда и иным правоохраняемым объектам - жизни и здоровью человека. Однако эти интересы выступают лишь в качестве дополнительного объекта, который не определяет и не может определить правовую природу данного преступления. В противном случае рассматриваемое дорожно-транспортное преступление следовало бы относить к преступлениям против жизни и здоровья.

В одном из комментариев к ст. 264 УК РФ, непосредственным объектом преступления, предусмотренного в данной норме определены общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения безопасности дорожного движения и отражающие степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий (ДТП) и их последствий [2].

Против такого определения непосредственного объекта данного деяния через названную сферу возражает В.В. Лукьянов, который считает, что безопасность - это не «степень защищенности» участников дорожного движения, а полная их защищенность от дорожно-транспортных происшествий. Поэтому он определяет безопасность как такое состояние процесса дорожного движения, которое исключает угрозу совершения дорожно-транспортного происшествия со всеми вытекающими последствиями, поскольку водитель сохраняет возможность управления автомобилем по своей разумной воле, руководствуясь требованиями Правил дорожного движения [3].

Выявление объективных признаков состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств требует терминологической характеристики целого ряда понятий и определений, имеющих самое непосредственно отношение к процессу квалификации преступлений, предусмотренного ст. 264 УК РФ. Это такие понятия, как дорожное преступление, дорога, дорожно-транспортное преступление, транспортные средства и др.

Правовой основой обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации является Федеральный закон «О безопасности дорожного движения от 15 ноября 1995 г., в соответствии со ст. 4 которого под движением понимается «совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог». Дорогой же считается «обустроенная или приспособленная и используемая для движения транспортных средств полоса земли либо поверхность искусственного сооружения». Она включает в себя «одну или несколько проезжих частей, а также трамвайные пути, тротуары, обочины и разделительные полосы при их наличии».

То есть в Законе «О безопасности дорожного движения», устанавливаются юридически значимые пространственные пределы, в рамках которых осуществляется дорожное движение. Принятый в 1996 г. Уголовный кодекс Российской Федерации воспринял эту терминологию, включив в диспозицию ст. 264 словосочетание «дорожное движение». Однако границы этого понятия, приемлемые для административного законодательства, оказались недостаточными при перенесении его в уголовное право, так как из этого определения буквально следует, что дорожное движение - это движение транспортных средств только в пределах транспортных магистралей [4]. Получается, что действия водителя, ехавшего по пересеченной местности и совершившего по неосторожности наезд на человека со смертельным исходом, нельзя квалифицировать по ст. 264 УК РФ. Такая же ситуация складывается и с понятием дорожно-транспортное происшествие, которое определяется Правилами дорожного движения как событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб [5].

Между тем уголовное право традиционно не связывает признаки состава рассматриваемого преступления с местом его совершения [6]. Уголовная ответственность за преступное деяние наступает независимо от того, где совершено нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, то есть независимо от места, где двигалось транспортное средство и было совершено преступление, например, не только на дороге прилегающей территории (дворы, жилые массивы, автостоянки, АЗС, предприятия и т.п.), но и в поле, на лугу, пересеченной местности, где вообще не может быть грунтовой дороги, то есть во всех иных местах, где возможно движение транспортных средств [7]. То есть характер нарушения правил безопасности дорожного движения определяется не столько местом происшествия, сколько характером выполняемых транспортным средством функций. Например, случаями, связанными с промышленным использованием транспорта или с нарушением правил безопасности горных, строительных или иных работ при использовании транспортных средств (ст.ст. 143 и 216 УК РФ). Так, если самоходный механизм используется как транспортное средство, водитель обязан подчиняться правилам безопасности движения, а в случае причинения вреда в результате нарушения этих правил ответственность за автотранспортное преступление должно нести лицо виновное. То есть, критерием правовой оценки действий лица управляющего самоходным механизмом является характер использования механизма: а) если механизм используется как транспортное средство - ответственность наступает в рамках ст. 264 УК РФ; б) если же механизм не принимает участия в движении, а используется по своему прямому назначению - как устройство для производства определенного вида работ, то ответственность наступает в пределах ст.ст. 143 или 216 УК РФ.

Подобная постановка вопроса, по нашему мнению, необоснованно сужает круг тех деяний, за которые виновный должен отвечать по ст. 264 УК РФ. Тракторы и самоходные машины во время выполнения «нетранспортных работ» полностью сохраняют признаки источника повышенной опасности, что вообще характерно для средств транспорта, упомянутых в ст. 264 УК РФ и в примечаниях к ней. В случае нарушения норм предосторожности при производстве нетранспортных работ они могут вызвать не менее тяжкие последствия, чем при перевозке грузов и др. Также как и при перевозке груза и др., во время нетранспортных работ, водитель управляет машиной, перемещает ее в определенном направлении, т.е. выполняет одну и ту же операцию - управляет источником повышенной опасности, в процессе чего он обязан не нарушать Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

В связи с чем, мы считаем, что рассматриваемый вопрос требует дифференцированного подхода. «Автотранспортным преступлением следует считать содеянное и привлекать к ответственности виновного по ст. 264 УК РФ и в случаях, когда общественно-опасные последствия, предусмотренные этой нормой, наступили при движении на транспортном средстве даже во время выполнения на нем нетранспортных работ». Однако, если наступление вредных последствий не связано с нарушением соответствующих правил при движении автотранспорта (погрузо-разгрузочные работы, ремонт и др.), виновный должен нести ответственность не по ст. 264 УК, а по иным статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против жизни, здоровья и др.

Говоря об объекте рассматриваемых дорожно-транспортных преступлений и для характеристики внешних, объективных признаков состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, необходимо дать определение понятия транспортного средства и его соответствия признакам, указанным в ст. 264 УК РФ. Сразу отметим, что несмотря на то, что именно посредством транспортного средства и совершается ДТП, из диспозиции ст. 264 УК РФ не следует, что транспортное средство является средством (орудием) преступления, иначе данные преступления следовало бы квалифицировать как убийство. Наличие или отсутствие последнего определяется посредством выяснения субъективной стороны содеянного. Если лицо, управляющее транспортным средством, имело умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью либо смерти потерпевшему, то транспортное средство следует рассматривать как орудие преступления, а, следовательно, и действия его подлежат квалификации по другим нормам УК РФ.

Объединив в одну главу Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. все транспортные преступления, законодатель разграничил составы нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств в зависимости от их вида, разбив на две группы: преступления, связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, водного, воздушного транспорта - с одной стороны, и автомобиля, трамвая либо иного механического транспортного средства - с другой. Рассматриваемый нами состав включает в себя транспорт второй группы.

Законодатель в ст. 264 транспортными средствами (ТС) называет автомобили, трамваи либо другие механические транспортные средства. В свою очередь под другими механическими транспортными средствами в примечании к настоящей статье понимаются троллейбусы, а также трактора и иные самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства. Правилами дорожного движения механическое транспортное средство определяется как любое транспортное средство, кроме мопеда, приводимое в движение двигателем. К ним относятся не только автомобили, трамваи и троллейбусы, чье функциональное назначение не вызывает сомнений, но и различные дорожные, строительные, сельскохозяйственные и другие специальные машины (экскаваторы, грейдеры, бульдозеры, автокраны, скреперы, автопогрузчики комбайны и т.п. [8]). Все они рассматриваются как транспортные средства только во время их движения. В случае же нарушения правил эксплуатации таких самоходных машин при выполнении ими производственных работ (строительных, дорожных, погрузо-разгрузочных и т.п.), повлекших причинение вреда здоровью человека, ответственность наступает не по ст. 264 УК, а по статьям, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

К транспортным средствам Правилами не отнесен мопед, т.е. двух- или трехколесное транспортное средство, приводимое в движение двигателем с рабочим объемом не более 50 куб.см и имеющее максимальную конструктивную скорость не более 50 км/час. К мопедам приравниваются велосипеды с подвесным двигателем, мокики и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками. Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации в процессе управления ими, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, влечет ответственность по ст. 268 УК РФ.

В большинстве Комментариев к Уголовному кодексу Российской Федерации [9] указывается, что перечень иных механических средств, подпадающих под понятие предмета преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, значителен и не может быть ограничен определенным списком. Такие средства могут, как регистрироваться в органах ГИБДД (ГАИ) МВД России и ВАИ Вооруженных сил РФ, так и быть подконтрольными Госгортехнадзору или Главгосэнергонадзору РФ.

Так, государственной регистрации в органах Гостехзнадзора подлежат тракторы (кроме мотоблоков), самоходные дорожно-строительные, мелиоративные, сельскохозяйственные и другие машины с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 куб. см [10]. Не подлежат регистрации в органах ГИБДД (ГАИ) транспортные средства, изготовленные из составных частей, принадлежностей, которые не прошли сертификацию на соответствие действующим в РФ правилам, нормативам и стандартам, в порядке, установленном законодательством: гоночные автомобили и мотоциклы, а также автотранспортные средства, собранные в индивидуальном порядке из запасных частей и агрегатов.

Наиболее полный перечень транспортных средств, приведен в Правилах учета дорожно-транспортных происшествий. В него включены «автомобиль, мотоцикл, мотороллер, мотоколяска, велосипед с подвесным мотором, мотонарты, трамвай, троллейбус, трактор, самоходная машина, а также гужевой транспорт, за исключением вьючных и верховых животных.» Сравнение данного перечня с перечнем механических средств, представленных в тексте и примечании к ст. 264 УК показывает, что в перечне, содержащемся в уголовно-правовой норме не упоминаются такие механические транспортные средства, как мотороллер, мотоколяска, велосипед с подвесным двигателем и мотонарты.

Приведенное положение вызывает вопрос, правильным ли будет отнесение перечисленных в вышеназванных Правилах транспортных средств к «другим механическим транспортным средствам» в смысле примечания к ст. 264 УК РФ, а управляющих ими лиц рассматривать в качестве субъектов преступления, предусмотренного ст. 264 УК?

Ответ на этот вопрос можно получить, если обратиться к уже приводившимся положениям п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 06.10.1970 г. №11 и Правилам учета. В них к механическим транспортным средствам, о которых говорится в ст. 264 УК РФ, следует наряду с незваными в данной норме и приложениями к ней, отнести и другие механические транспортные средства в том смысле, в каком они указаны в Правилах дорожного движения. Из чего вытекает, что водители мопедов, мотоколясок, мотонарт, велосипедов в подвесным двигателем и иных самодвижущихся механизмов с объемом двигателя менее 50 куб.см и конструктивной скоростью менее 50 км/час, к числу субъектов ст. 264 УК РФ не относятся. За допущенные нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств они (как пешеходы, пассажиры извозчики и др.) несут ответственность по ст. 268 УК РФ (нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта).

Таким образом, транспортным средством в смысле ст. 264 УК РФ является любое самоходное механическое транспортное устройство, имеющее автономную систему управления, двигатель объемом более 50 куб. см, обладающее конструктивной скоростью более 50 км/час, выполняющее основную или вспомогательную функцию перемещения людей, грузов или осуществления иных работ, связанных с дорожным движением.

При привлечении лица к уголовной ответственности по ст. 264 УК РФ необходимо установить признаки состава, характеризующие объективную сторону этих преступных деяний. Для полноты изложения кратко раскроем смысл понятия «объективная сторона состава преступления».

Анализ определений объективной стороны состава преступления показывает, что одни авторы под ней понимают «совокупность тех объективных обстоятельств преступных действий, которые влияют на их общественную опасность и морально-политическую предосудительность и поэтому указываются в качестве объективных признаков преступления в составе преступления, предусмотренном уголовно-правовой нормой» [11]. Другие видят в ней «совокупность фактических признаков и обстоятельств, характеризующих внешний акт конкретного общественно-опасного посягательства на охраняемые законом интерес, благо, ценность, признаваемые объектом преступления» [12].

Другие ученые под объективной стороной преступления, понимают «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые уголовным законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата» [13]; внешнюю сторону «общественно опасного посягательства, протекающего в определенных условиях, месте и времени и причиняющего вред общественным отношениям» [14], «совокупность юридически значимых признаков, характеризующих внешнюю сторону преступного деяния» [15], «совокупность существенных, достаточных и необходимых признаков, характеризующих внешний акт общественно опасного посягательства, причиняющего вред (ущерб) объекту, охраняемому уголовным законом», «внешняя характеристика деяния, выражающаяся в действии или бездействии, причиняющем или создающем угрозу причинения вреда объекту преступления» [16].

Л.Д. Гаухман определяет объективную сторону состава преступления как «совокупность внешних, объективных, социально значимых, выражающих общественную опасность и ее степень, существенных, типичных для данного вида преступлений признаков, предусмотренных уголовным законом и - при бланкетности диспозиции статьи Особенной части УК РФ - в других законах и (или) иных нормативных правовых актах, характеризующие преступление как оконченное и совершенное исполнителем (исполнителями)» [17].

Он же выделяет пять черт, присущих объективной стороне состава преступления:

- первая черта - это внешнее проявление преступления, представляющее собой совокупность внешних, объективных признаков (обстоятельств) преступления, характеризующих посягательство на его объект и поддающихся восприятию, установлению и доказыванию в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством;

- вторая черта заключается в том, что каждый из этих внешних, объективных признаков (обстоятельств) преступления является социально значимым тем, что выражает общественную опасность конкретного вида преступления и ее степень;

- третья черта выражается в том, что в качестве признаков объективной стороны конкретного состава преступления выступают существенные типичные признаки внешней стороны данного вида преступлений в их обобщенном выражении, выделяемые из бесчисленного множества возможных проявлений соответствующего вида преступлений, совершаемых в действительности;

- четвертая черта характеризуется тем, что признаки объективной стороны состава преступления - это юридически значимые признаки, то есть признаки, предусмотренные, во-первых, в уголовном законе и, во-вторых, когда диспозиция статьи Особенной части УК РФ бланкетная, в других законах или иных нормативных правовых актах;

- пятая черта проявляется в том, что в статьях Особенной части УК РФ формулируются признаки объективной стороны, характеризующие преступление как, с одной стороны оконченное и, с другой — совершенное исполнителем (соисполнителями). Эти признаки являются наиболее значимым критерием отграничения преступлений друг от друга и, средством их правильной квалификации [18].

Объективная сторона конкретного состава преступления, в отличие от общего понятия объективной стороны, включающей в себя все, без исключения, признаки может содержать лишь несколько, характеризующих его признаков. Деяние, под которым понимается альтернативно действие или бездействие, безусловно, является обязательным признаком объективной стороны любого конкретного состава преступления. Все другие признаки объективной стороны конкретных составов преступлений подразделяются на две группы: 1) признаки, обязательные для объективной стороны всех конкретных материальных составов преступлений, и 2) иные факультативные признаки объективной стороны конкретных составов преступлений. К первой группе относятся: 1) последствие и 2) причинная связь между деянием и последствием. Вторую группу составляют: 1) место, 2) время, 3) обстановка (условия), 4) способ, 5) орудия и 6) средства совершения преступления.


Смотрите также